21 января 2013, 22:28     1     

Вера Кузнецова: «У нас нет права потерять свою национальность»

В январе 2013 года 20-летие с момента создания отмечает национально-культурная автономия немцев Кушвы. Сегодня о работе организации рассказывает Вера Ивановна Кузнецова — руководитель немецкого культурного центра в нашем городе.

Вера Ивановна, расскажите, пожалуйста, о своих немецких корнях?

Вера Ивановна. Я родом с Поволжья. Мои родители — российские немцы, родились в России, оба дедушки родом из Германии, бабушки же появились в России в 1870-х годах.

Мои дедушки получили приглашение переехать в Россию на освоение новых территорий. Они мечтали заниматься сельским хозяйством, но для этого своих земель в Германии не имели. Поэтому и приняли приглашение переехать в Россию. Здесь же они повстречали своих будущих жен.

Мамины предки раньше жили в Голландии, деды — выходцы из Восточной Пруссии. Они исповедовали веру меннонитов, которые опасаясь гонений в своей стране, были вынуждены переселяться в другие места. Меннониты жили сплоченными общинами, за свой круг они никого не выпускали, действовали согласно уставу общины, высоко ценили грамотность. Меннониты отличались трудолюбием, нравственностью, гуманностью, особым порядком.

Дедушка по маминой линии был священник-проповедник, а по папиной линии занимался сельским хозяйством: сначала только земледелием, затем освоил скотоводство. У папиного деда была своя сыроварня, а мой папа, Иоганн Юлисович, с детства любил заниматься сельхозтехникой. Все время он был первым и уважаемым специалистом по работе с тракторами.

Во время коллективизации папиного отца раскулачили и сослали в Котлас Архангельской области вместе с больной дочерью. У него было пять сыновей, старший сын Герман имел бухгалтерское образование, он без разрешения вернул своего отца обратно. За это самовольство его арестовали, расстреляли, жену сослали на каторгу на 10 лет, а дочь оставили сиротой, потом она погибла. Когда Германа арестовали, папу и его братьев предупредили, что их может ожидать та же участь, поэтому им лучше уехать из Оренбурга. Тогда они переехали на Среднюю Волгу. Там папа устроился в совхоз начальником машинно-тракторной станции, встретил маму Эрну Иоганновну (Ивановну). В 1929 году они поженились. В Поволжье мы прожили до 1937 года. 

Однажды на станции была совершена диверсия. Несмотря на то, что папа принимал самое активное участие в ее ликвидации, его причисли к числу диверсантов. Ночью к нам пришли с обыском, а затем отца забрали и посадили в тюрьму. За него боролись многие жители нашего совхоза, потому что знали его как порядочного человека и добросовестного работника. Почти два года он провел в тюрьме, затем был суд, отца оправдали с восстановлением всех его гражданских прав. В 1939 году он вернулся домой. К тому времени наша семья уже переехала в соседнюю деревню, где нам пришлось жить в ужасных условиях. Все домашние заботы и хлопоты о детях, к тому моменту нас было две сестры и маленький брат, легли на мамины плечи. Раз она была немкой, начала преподавать немецкий язык.

После возращения отца, мы переехали в Чапаевск Куйбышевской области (ныне — Самарская область). Город — важный в стратегическом значении, там находились химзаводы и оборонные предприятия. Нам выделили комнату, на пятерых 12 квадратных метров, в двухэтажной школе, где жили учителя. Мы прожили в Чапаевске до начала войны. Здесь я пошла в первый класс. Мама преподавала, папа работал в тресте столовых водителем. В это время у нас родился еще один мальчик.

В 1941 году началась депортация российских немцев в 24 часа. Нас перевезли в Куйбышев, ничего не разрешив взять с собой. Поселили в эшелоны, папу назначали старшим в одном из вагонов. Мы ехали 2 месяца, грелись небольшой печкой и кипятком. Я хорошо помню нары, покрытые соломой. Папа много помогал людям, которые ехали с нами. В октябре мы прибыли в Байконур. Эшелон немцев разгрузили, но жилья для людей не продумали — всех заселили в барак, а затем отправили в казахские мазанки. Но эти домики были не утеплены, посреди комнаты стояла наспех сделанная плита, которая очень плохо топилась. В феврале 1942 года папу сослали на Урал в Гаринский район, в УралСевЛаг.

Мы остались вчетвером в доме, где промерзали стены. Часто бывало: мама уйдет в школу, растопит печку и поставит на плиту чугунок. Но уголь в печи плохо разгорался, мама возвращается домой, а в чугунке — лед. Чтобы нам было теплее, мы все спали на одной кровати.

Потом мы переехали в другую мазанку, где у хозяев сын ушел служить в армию. Чтобы выжить, меняли свои привезенные вещи на молоко и муку. А потом хозяева дома должны были вернуться, и мы освободили им комнату. Поселились в небольшом помещении рядом с хлевом. Условия были антисанитарные, рядом жили курицы, козы и другие животные. Сейчас, конечно, забавно вспоминать: мы спим, а телята нам лижут руки.  

Самый младший брат заболел, попал на месяц в больницу с дистрофией. К тому времени он уже научился говорить и все время просил у мамы молока. Мама не смогла его спасти, и он погиб.

После этого мама пошла в НКВД и сказала, что своих детей она терять больше не может, жить в таких условиях невозможно. К тому же приближалась зима. Нам выделили комнату в доме на четыре квартиры, где мы прожили до 1945 года. В 1946 году переехали в общежитие рядом со школой.

Все это время папе не давали разрешения приехать за своей семьей. Только в мае 1946 года он забрал нас и привез в Сосьву.

С этого момента и началась ваша жизнь на Урале?

Вера Ивановна. Да. Мама стала работать в школе, а папу, всегда знавшего толк в том, что он делает, назначили начальником электростанции. Рядом был большой лагерный пункт, где жили заключенные и репрессированные немцы.

После окончания школы я поехала поступать в Свердловский педагогический институт. Но чтобы покинуть город, комендатура должна была отправить со мной сопровождающего из НКВД. Уже экзамен близко, а меня не пускают.

На тот момент в душе жила романтика, которая не давала думать ни о чем приземленном. Я мечтала о походах, любила географию. Решила поступать на географический факультет. Но меня не приняли, вызвали в деканат и сказали: «Вы поступаете на факультет, где нужно всегда находиться в разъездах, поездках, а вы не сможете — вам необходимо постоянно отмечаться в комендатуре». Не приняли. Но посоветовали поступать на физмат. Так я и сделала на будущий год, став студенткой Нижнетагильского педагогического института.

В Нижнем Тагиле познакомилась со своим будущим мужем, который был студентом горно-металлургического техникума. Поженившись, приехали жить в Кушву.

Попала в школу №1, которая раньше находилась у пруда, проработала там 21 год. Это были счастливые годы. В 1973 году меня назначали на должность организатора. Все это время никто никогда не знал, что я немка. Лишь когда меня пригласили в горком партии, мне пришлось в этом сознаться. Мне объясняли, что нельзя работать организатором и воспитывать детей в духе преданности коммунизму, не являясь членом партии. Мне пришлось долго объяснять причины, ведь меня даже в комсомол не принимали. Со мной согласились, и в должности утвердили. 15 лет я была организатором в школе №1, а после ее закрытия в 1977 году перешла работать в школу №4.

Вера Ивановна, как возникла идея организовать в Кушве немецкий центр?

Вера Ивановна. Мама всегда переживала, что не научила нас немецкому языку. Я пообещала ей, что обязательно его выучу.

В конце 80-х годов в Кушве стали проводиться курсы для желающих изучить немецкий язык. Затем к нам начали приезжать священники из Германии, которые читали проповеди на родном языке. Сначала я ходила на эти встречи, а потом стала посещать курсы.

Идея создания и объединения кушвинских немцев принадлежала Артуру Гейсу, благодаря ему центр существует. По словам Артура Карловича, он сначала обратился в статистику, чтобы узнать, сколько немцев живет в нашем городе. Ему дали ответ — 200 человек. Тогда он начал обходить все предприятия, собирать адреса. Нашел 150 семей. И всех этих людей он объехал и составил общий список, которые позже стали членами национально-культурной автономии.

В 1987 году вышел закон, который разрешил немцам вернуться на свои земли в Поволжье. Но лишь малая часть людей согласилась на это. В это же время в Нижнем Тагиле, Екатеринбурге стали создаваться немецкие общества. По их подобию заработала и наша организация. Сначала это был культурно-просветительный центр, где люди могли изучать язык. С малышами тогда занималась Ираида Лукьяновна Волкова, со старшей группой работала Ида Ивановна Рябкова, затем к нам присоединилась Валентина Геннадьевна Невьянцева.

Национально-культурная автономия немцев в Кушве была зарегистрирована в Министерстве юстиции в 1992 году, продумали устав организации, открыли свой счет. Нам была выделена комната в здании бывшего УКК по улице Союзов. Учредителями автономии были десять человек — те, кто посещал языковые курсы.

Так было до 1997 года. Затем Артур Карлович уехал жить в Германию. Стали решать, кто продолжит работу дальше. И раз я работала учителем и организатором, на собрании посчитали, что я справлюсь с должностью руководителя центра. Уже 15 лет и возглавляю автономию немцев в нашем городе.

В 2000 году у нас возникли сложности с помещением. После того, как здание УКК было продано, мы немного занимались в школе №4, а затем нам выделили кабинет в Детской музыкальной школе, где мы находимся сейчас. Это была самая холодная комната. Но силами наших ребят под руководством художника Алексея Гурьева летом были разобраны и утеплены все подоконники. С этого момента наш кабинет стал самым теплым во всем здании.

Чем сегодня живет ваш центр?

Вера Ивановна. Мне всегда казалось, что заниматься только языком — это очень мало. Мы обязаны знать и изучать обычаи и традиции нашего народа. Поэтому дети и взрослые, посещающие занятия в центре, стали разучивать песни и стихи на немецком. Нужно было показать людям, что немецкая культура не ушла в небытие, ее традиции до сих пор хранятся и чтятся. С нами стали работать педагоги Детской музыкальной школы, хореографы. Мы начали ездить на фестивали, принимали активное участие в национальных праздниках. Все специалисты, которые сотрудничали с нами, неоднократно посещали курсы, где обязательно практиковали немецкий язык и получали профессиональные знания.

Сегодня автономия живет, благодаря энтузиазму наших учителей. При центре создано несколько групп по изучению немецкого языка, куда могут ходить все желающие. Работает этнокультурный кружок. Также создан клуб общения для пожилых — клуб синьоров.

Уже 13 лет мы каждое лето при центре работает лингвистический лагерь с обязательным изучением немецкого языка. Руководит работой лагеря Валентина Геннадьевна Невьянцева, благодаря ей все эти годы тема сборов никогда не повторялась. В завершение смены ребята готовят концерт или спектакль, где звучат на немецком песни и стихи.

Четыре года подряд перед Рождеством на торжественный праздник нас приглашает консул Германского консульства в Екатеринбурге господин Маркус Фостер.

Сколько человек сегодня посещает ваш центр?

Вера Ивановна. На занятия ходит порядка 30 человек. Большую работу проводит учитель школы №10 Ирина Васильевна Дрындина. При школе создано объединение, участники которого, старшеклассники школы, занимаются творчеством, разучивают песни, а также ведут поисковую работу. Они всегда с удовольствием сами организуют праздники и участвуют в наших мероприятиях.

В 2002 году мы составили список кушвинских немцев, который до сих пор пополняется. Сейчас по нему насчитывается 250 человек, не считая детей.

5 января во Дворце культуры мы отметили 20-летие национально-культурной автономии немцев в нашем городе. Юбилейные праздники для нас становятся доброй традицией. 10 лет центру мы отмечали под названием «Единство народов», тогда нас пришли поздравлять представители татарской автономии, еврейской национальности, русские.

Пять лет назад юбилейный вечер мы посвятили нашим ветеранам. Благодаря поисковой работе Нины Николаевны Смолиной мы смогли изучить судьбы бывших трудармейцев, которые жили на поселке. Праздник собрал целые семьи. В этом году мы решили пригласить своих выпускников. Многие с радостью согласились приехать, тем самым подтверждая название вечера — «Не прервется связь времен».

В фойе Дворца была подготовлена небольшая экспозиция, где мы постарались воссоздать быт немецкой семьи. Это тоже история нашего народа. Например, раньше кровати заправляли с помощью специальной палки, которая разглаживала верх и бока. Лидия Васильевна Швайгерт до сих пор сохранят в своей квартире порядок, который был раньше принят в немецких семьях. К ней домой можно ходить как на экскурсию. Жаль, что молодежь уже не понимает этих традиций.

Кто поддерживает российских немцев?

Вера Ивановна. Изначально Германия, которая оплачивает работу курсов и руководителей. Но постепенно немцы свою программу сокращают, денег выделяется все меньше. Мы надеемся, что в России будет принята программа по поддержке российских немцев.

В свое время немцев пригласили поднимать сельское хозяйство нашей страны. Земли пустовали, их некому было обрабатывать, поэтому приезжим предоставлялись большие льготы, с них не брали налоги, молодежь освобождали от воинской повинности. Была создана автономная республика немцев Поволжья, которая просуществовала до 1941 года. Сейчас идут разговоры, чтобы восстановить её, но вряд ли люди, которые обжились в других регионах, захотят все бросить, чтобы вернуться обратно.

Какой след немцы оставили в истории нашего города?

Вера Ивановна. Когда люди слышат «немец», то всегда возникают ассоциации с разрушителем или захватчиком, хотя многие представители немецкой национальности пережили тяжелейшую судьбу.

Среди российских немцев нет людей, которые были бы почетными гражданами или занимали высокие посты, но представители этой национальности всегда отличались особым подходом к своей работе: они добросовестные, исполнительные, трудолюбивые.

На Площади Советов есть здания суда, почтамта, школы №3, администрации. Всё это возводили работники стройуправления, где трудились в основном немцы. Прорабом всех строек был Готлиб Готлибович Шефер — человек, который действительно вложил немало собственных сил в свою работу. Уже несколько лет по инициативе Нины Николаевны Смолиной мы хотим, чтобы на почте появилась мемориальная доска памяти этого человека. Пока не может этого добиться. И понимаем почему — нужно увековечить имя российского немца.

Предприятия Гороблагодатского рудника — шахта, аглофабрика, ДОФы, завод окатышей в Качканаре — все это было построено под началом бывшего трудармейца Иосифа Иосифовича Шефера. В свое время его выдвигали на получение Ордена Ленина, но из-за своей национальности он так и не был удостоен награды. Не присвоили ему и звание Почетного гражданина города.

Считаю, что нашу Кушву прославил Виктор Мадер. Здесь он вел математику в вечерней школе. Как бывшему трудармейцу, ему сначала не разрешали преподавать, хотя Виктор имел научную степень. Лишь спустя много лет он получил приглашение работать в Нижнетагильский педагогический институт. Сейчас Виктор Мадер живет в Германии.

Человек с большой буквы — Александр Карлович Маркерт. Если сейчас начать разговор с бывшим учеником школы №1, то все признают, что это был отличный учитель. Он любил астрономию, обожал физику, всегда понятно объяснял свой предмет, хотя и говорил с акцентом. В трудармии Александр Карлович клеил резиновые калоши из покрышек, а потом написал письмо в Министерство образования с просьбой разрешить ему вести уроки. Считаю, что Александр Маркерт оставил свой след в сердцах своих учеников.

Поддерживаете связь с теми, кто уехал в Германию?

Вера Ивановна. Конечно, всех помним и продолжаем общаться.

Вера Ивановна, какие у вас планы на будущее?

Вера Ивановна. Мне бы очень хотелось создать молодежную организацию. У нас есть ребята, которые нам готовы помогать, участвуют в наших праздниках, но, к сожалению, у них не хватает времени на общественную работу.

Сейчас у нас нет национального ансамбля, где бы занимались не только дети, но и взрослые. Было бы замечательно, если бы такой коллектив украшал наши праздники.

Очень хочется, чтобы наша работа по сохранению немецкого языка, традиций, культуры была продолжена и дальше. 

Спасибо за интервью! Успехов!

 


Автор
Ольга Сидорова
 

Обсуждение  1

Похожие статьи



Последние новости

21 февраля, 10:39    oli_s      0
Кушвинские спасатели отмечены медалями «За отвагу»
15 февраля министр МЧС России Владимир Пучков вручил государственные награды двум офицерам 46-го отряда ФПС по Свердловской области — Анару Ахмедову и Дмитрию Кузовову.
20 февраля, 14:01    oli_s      0
Ваша безопасность в Ваших руках
Даже во время праздников горожанам не следует забывать о бдительности.
20 февраля, 09:16         0
Хотите вернуть недоплату страховой компании после ДТП.
Страховая компания выплатила недостаточную сумму на восстановление автомобиля после ДТП? Страховая компания отказывает в ремонте автомобиля?

Наши читатели рекомендуют

Блоги: дом цветов МАРТ — Что подарить на 23 февраля? Подарки и сувениры для настоящих мужчин!!!

Поделитесь новостями

Картина дня от 21 февраля

Обсуждения

19 февраля, 00:12     22
Быть ли новому торговому центру в Кушве?

19 февраля, 17:29     3
«Горняк» сильнейший в области!

18 февраля, 22:10     1
Большие танцы 2017

25 января, 17:55     1
Блоги: Клуб путешествий «Вита» — Восемь способов сэкономить на путешествии 2017 году

17 ноября 2016, 13:38     81
Да будет квас!