7 февраля, 21:22     5     

Петр Степанович Якушев: «Не понимаю, зачем гербу Кушвы масонская символика?»

 Отгремели новогодние каникулы и праздники, люди вошли в привычный рабочий и учебный графики. Пожалуй, единственное, что до самой весны будет напоминать кушвинцам о Новом году – это снежные скульптуры и горки, установленные в нашем городе в парке за Дворцом культуры, у магазинов «Виконт» и «У Семеновны». Делая фотоснимки на фоне головы богатыря, деда Мороза, символов года, наслаждаясь катанием с гор, мало кто задумывается о создателях этих прекрасных ледяных фигур, о тех, кто тщательно вырезая каждую деталь ледяной скульптуры, не считается с личным временем, тех, кто в любую погоду выходит делать свою работу, потому что вкладывает в нее всю душу.

Главного скульптора города Кушвы зовут Петр Степанович Якушев, с 1968 года преддверие каждого новогоднего праздника Петр Степанович проводит в работе. В этом году он изваял голову богатыря в снежном городке «У Семеновны», прошлый год его скульптуры радовали кушвинцев у магазина «Виконт». Сегодня Петр Степанович у нас в гостях. О детстве и жизненном пути, творчестве и сохранении памятников историко-культурной направленности, гербе Кушвы и многом другом сегодня в нашем материале.

Петр Степанович, расскажите о своем детстве

Петр Степанович. Я родился на Вятке, в небольшой деревне, а в четырехлетнем возрасте переехал в Кушву, где живу уже 77 лет.. Мы поселились на улице Коммуны, в район нынешней заправки на Чапаева. Я застал то время, когда сегодняшней речки Узкой не существовало. Была большая речка Кушва, которая в своем устье превращалось в болото. Узкая была образована отделением ее от основного русла Кушвы путем сброса шлака - отходов железорудного производства. Детство у меня было таким же, как и у всех детей предвоенного и военного времени. Мы с ребятами ходили в деревянную Сабуровскую школу (располагалась на улице Ленина, сегодня там находится, так называемый, афганский дом), помогали взрослым. Отца и дядю на фронт не взяли, так как они постоянно работали на ремонте заводских печей, которые постоянно выходили из строя. Мама трудилась нянечкой в детском саду, а мы с братьями были предоставлены сами себе. Уходя на работу, она оставляла нам карандаш и бумагу (по тем временам большая редкость) и мы рисовали, развешивая потом эти рисунки на окнах. Вечером мама хвалила нас, ей было очень приятно еще не зайдя в дом, взглянув на окна, узнать чему мы научились за день.

Какой вам запомнилась весна 1945 года?

Петр Степанович. Это была действительно весна не только природная, но и душевная. Победу мы встречали в школе. Пожалуй, я никогда не видел столько искренней радости и счастья на лицах людей. Омрачало положение только то, что на послевоенных улицах было много инвалидов: без рук, без ног, на костылях. Это еще раз подчеркивает ту огромную цену в виде человеческого здоровья, которую люди отдали ради наступления мира. Когда я работал над маской солдата на Мемориале Славы (Вечный огонь), трудно сказать, что я чувствовал, но эти эмоции я старался воплотить в выражении его лица.


Как складывалась ваша жизнь в послевоенное время?

Петр Степанович. После войны я стал учиться в школе №7, а после 8 класса я поехал в Нижний Тагил, где поступил в Уральское художественно-промышленное училище по специальности «скульптура». Когда я впервые попал в училище, меня поразила гипсовая копия скульптуры Давида работы великого Микеланджело. В Нижнем Тагиле хранилась только копия головы Давида. Задавая свои вопросы преподавателю, я узнал, что это огромная пятиметровая статуя, мне стало интересно, я захотел себя попробовать именно в этом ремесле.

Моим учителем был Михаил Павлович Крамской. Если вы когда-нибудь были в Москве на станции метро площадь Революции, то можете знать о том, что на одной из скульптур Манизера в образе ударника труда Алексея Стаханова изображен Михаил Крамской! Они со Стахановым были удивительно похожи внешне! Это был прекрасный человек, замечательный учитель, который не только учил и воспитывал, но и следил, чтобы человек не потерялся по жизни и обязательно помогал всем своим ученикам. Михаил Крамской является автором Мемориала Славы в Верхней Туре, но до конца жизни он так и не узнал, что я, как его ученик, также участвовал в создании этого памятника, в частности, гравировал фамилии павших на полях сражений.

Как дальше развивалась Ваша жизнь?

Петр Степанович. В 1957 году я был призван в ракетные войска, служил на полигоне Капустин Яр, в Прибалтике и Подмосковье. Мы, как принято говорить, учили летать первые боевые советские ракеты. По основной военной специальности я геодезист, осуществлял привязку стола для ракеты к местности. Но об искусстве даже в это время не забывал, выполняя разные поручения командиров в виде изготовления скульптур, например, к 40-летию Октябрьской социалистической революции. После 3 лет службы, вернулся в Кушву, устроился на работу в 3 школу, вел рисунок и черчение, но с каждым уроком понимал, что педагогика - это не совсем моё, меня тянуло к творчеству. Ежедневно перед сном я спрашивал себя: «А что я сделал за прошедший день». Мне хотелось реализовываться в искусстве, поэтому я перешел на работу в ЦРМ Рудоуправления, работал над эстетическим оформлением цеха. А затем двадцать лет проработал в художественной школе учителем рисунка и скульптуры, из них в  течение двух лет - в должности директора.

Когда Вы начали делать Снежные городки?

Петр Степанович. С 1968 года. За свою жизнь в Кушве мне удалось изваять более сорока скульптур Дедов Морозов. Мне нравится эта работа. Все это происходит во время замечательного явления в природе, когда начинает прибавляться день и убавляться ночь. А снег - это удивительный природный материал, который появляется откуда-то с неба в виде миллионов маленьких снежинок, которые впоследствии образуют огромные снежные глыбы. Приступая к работе, меня всегда окрыляет память прежних лет, когда на площади перед Дворцом культуры мы создавали первые снежные городки. Нас поддерживали руководители ГБРУ и металлургического завода: Виктор Васильевич Соин, Иван Стефанович Мазур, Николай Васильевич Киселев, Александр Николаевич Жуков. Они серьезно относились к каждому делу, поэтому все получалось отлично.
Из цеховых художников хочу выделить Ивана Трофимова, Леонида Бармина, Владимира Старкова, Бориса Чупахина, Леонида Кухара, Николая Богачева, Николая Карюкина и многих других, с кем мне доводилось работать.

В советское время в Кушве было несколько снежных городков: у Дворца культуры, у шестой школы, на ГБД, на поселке Строителей.

Как скульптор, Вы можете ответить на вопрос, какие из кушвинских памятников представляют собой историко-культурную ценность?

Петр Степанович. Все без исключения. Какой бы ни был памятник по внешнему оформлению, это целая эпоха, мировоззрение людей. Нельзя их поделить: этот ценен, а другой можно рушить. Памятник происходит от слова «память», поэтому мы должны чтить то, что создавалось предками. Я неоднократно восстанавливал статуи у Дворца культуры. Они, по моему мнению, выражают величие и красоту советского человека, главный вывод из всего этого: надо бережно относиться к наследию прошлого.

Особую боль для меня представляет здание бывшей больницы на улице Кузьмина. Сердце кровью обливается, когда я вижу сейчас это прекрасное и надежное с точки зрения архитектуры здание в полном упадке. К примеру, в этом здании можно было бы разместить музей, объединив краеведческий, музеи предприятий, системы образования и другие.

Плохо мне и оттого, что у нас в области строительства больше разрушается, чем создается. Вот снежные фигуры мне тоже жалко, но я понимаю, что потеплеет и это естественный процесс, они растают. Так почему же уничтожаются такие здания, как, например, железнодорожный вокзал? Изначально он возведен на сухом возвышенном месте, кругом были частные дома, организован хороший водосток. Но со строительством жилого массива и вагонно-ремонтного депо водоотведение было нарушено, вокзал оказался в низине. За сохранностью здания нужно было следить, а когда стены начали расползаться, уже поздно было что-то делать. Например, на Кушвинском заводе прокатных валков следят за техническим состоянием трубы бывшего доменного цеха, несмотря на то, что она не используется в производстве. Это положительный пример внимания к наследию прошлого.

На протяжении 20 лет город Кушва имел герб, изготовленный по вашему эскизу.

Петр Степанович. Да, в 80-ых гг. я разработал проект герба, который и был утвержден. В основу я положил близость содержания герба к кушвинцам (металлургам, горнякам, железнодорожникам). В основе заложил шестеренку, как символ машиностроения. В те годы Верхнетуринский машиностроительный завод, как и сама Верхняя Тура, входила в состав Кушвинского округа. Сейчас у нас есть Баранчинский электромеханический завод, который также связан с производством агрегатов (машин и механизмов).

В центре герба изображены копер шахты, предприятие, прокатный валок (вид сбоку), ниже - памятник Чумпину. Именно этот герб доносит до людей внутреннее содержание нашего города. Герб утвержден в уральской торгово-промышленной палате, значит, признан построенным геральдически правильно.

Но в середине 2000-ых гг. герб изменили, на менее, по-моему мнению, удачный вариант, в котором присутствуют геральдические ошибки, есть дисбаланс пропорций и нет, по-моему мнению, ничего индивидуально кушвинского. Особую мою озабоченность представляет масонский символ всевидящего ока (глаза в треугольнике), который также встречается на изображении купюры США номиналом в 1 доллар. Что означает этот символ и как он связан с Кушвой никто мне внятно объяснить не может. Я спрашивал у депутатов Кушвинской Думы о том, что подвигло их изменить герб, но никто не привел веских доводов в пользу того, что новый герб лучше старого.

Напоследок хочу рассказать кушвинцам про удивительную особенность улицы Ленина советского времени. В середине 20 века там рождались уникальные художники: Альфред Таланцев, Щукин, Евгений Вагин (заслуженный художник РФ), Виктор Зотеев, Леонид Бармин. Со многими из них я был знаком и общался. Я верю, что Кушва - город талантливых мастеров и творческих людей и то творческое наследие, которое у нас имеется, обязательно должно сохраниться для следующих поколений.


От редакции: Петром Степановичем Якушевым изготовлен гипсовый портрет основателя краеведческого музея Павла Ивановича Бухарова, бюст председателя реввоенкома М.И. Чекасинова, барельеф Е.Ф. Алабушева, основателя кушвинской ячейки РСДРП, находяшийся ныне в школе №6, бюст писателя Александра Грина, работавшего на Гороблагодатском прииске, бюст А. Ф. Рыжова, героя Советского союза, барельеф Василия Андреева, располагающийся при входе в отделение искусств при школе №1 и многие другие работы. Не счесть количество памятников, отреставрированных заботливыми руками Петра Степановича. В его умелых руках прошлое обретает новую жизнь.

 


Автор
Вячеслав Кожевников
 

Обсуждение  5

Похожие статьи



Последние новости

20 октября, 10:40         0
В России вступил в силу новый административный регламент ГИБДД
Соответствующий документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации. // РИА Новости
19 октября, 09:29         0
Борьба со свалками: разъяснять, предупреждать и наказывать!!!
В Кушвинском городском округе отходы производства и потребления населения превратились в наиболее опасный фактор загрязнения всех сфер окружающей природной среды.
18 октября, 10:31    oli_s      0
Анна Ивановских мечтает выступить в новогоднем концерте!
Для того, чтобы мечта нашей землячки осуществилась, ей нужна поддержка земляков.

Наши читатели рекомендуют

Блоги: дом цветов МАРТ — Увлекательное путешествие школьников "В царство феи Флоры"!!!

Поделитесь новостями

«Головоломка» в кино